На главную страницу сайта
 

С РОЖДЕСТВОМ ХРИСТОВЫМ!


Константин ПОБЕДОНОСЦЕВ

Ранняя обедня

Кончилась торжественная всенощная накануне Рождества. Тихо и радостно на душе в ожидании завтрашнего утра. Устали все – но усталость какая-то отрадная. Раньше ложишься в постель – как бы не проспать утро. Засыпаешь под носящиеся в голове звуки песни: "Рождество Твое, Христе Боже наш, возсия мирови свет разума".

Но проспать невозможно. "Спишь, а сердце чуткое не спит", и носится перед ним вид ярко освещенного храма, и молящийся народ, и широко разливающееся пение. Трепетное ожидание, точно улыбка дитяти навстречу издалека подходящей матери, и никогда еще это ожидание не обманывалось.

Пришел час, и что-то будит, точно шепчет в ухо: пора. Темно и тихо на улице – рано, "прежде денницы". Снег хрустит под ногами, мороз щиплет лицо; мимо смутные тени проходят туда же. Весело и бодро пробираешься к церкви; всюду "ударяют" к ранней обедне, и привычное ухо различает звук каждого колокола: вот у Николы, вот у Бориса и Глеба, вот у Феодора Студита, вот наш родной колокол1. Входишь – церковь полна, и яркий свет льется во тьму из окон. Входят, крестятся – и вскоре – точно колосья в снопе – сплотилась в одно вся толпа народная. Рано поднялись они, и сколько в числе их таких, кому только этот ранний час можно урвать из своей непрерывной рабочей жизни – ради праздника Господня! Многие собрались из темных углов и тесных жилищ своих, от нужды и горького горя, от несносной работы. И вот, в этом доме Господнем каждый чувствует себя дома, на вольном месте: в этот ранний час все властители первых мест еще покоятся на ложах своих, уступая вольное место рабочему человеку.

Стоят они сплошною стеною, от входной двери до солеи, до самых икон местных – стоят, и крестятся, и молятся. Храм сияет огнями. Сборный хор на клиросах, из той же среды собранный, поет широкою праздничною песнью. Торжественные антифоны между ектениями потоком выливаются из души, а тропарь праздника на малом входе, точно широкая, многоводная река, выносит душу на самое средоточие радости. Православному человеку отрадно исчезать со своим "я" в этой массе молящегося народа, которая сливается в эти минуты в единую празднующую перед Богом душу, и волна народной веры и молитвы поднимает высоко и молитву и веру у каждого, кто, не мудрствуя лукаво, принесет с собою в церковь простоту верующего чувства. Тут почувствует православный человек, что значит для него Церковь и какое хранилище веры в душе народной.

Кончилась обедня – народ разошелся. Но еще не опустела церковь: по темным углам, у лампад перед иконами стоят еще люди и в тишине молятся. Видно, что им еще не хочется выйти из церкви, где так хорошо было, что трудно им оторваться от тишины и молитвы, что больно им от праздничной радости возвращаться в свой угол, где, может быть, ждет их ежедневная нужда и горе, где обоймет их забота или оглушит шум нестройного веселия.

На улицах брезжит свет. В окнах повсюду загорелись огни. Дома – все еще тихо, и человек, вернувшийся из церкви, приносит с собою в дом свой тихую радость. Неси ее, человек, бережно, как полный сосуд на неровной дороге, как горящий светильник на ветреном поле, покуда не разнес ее ветер всяческих ощущений, покуда не заглушил шум всяческой молвы человеческой!

"Праздники Господни"

1 Речь идет о колоколе приходской церкви семьи Победоносцевых – о московской церкви во имя преподобного Симеона Столпника.


А.В. КРАЙНЕВ

Новый год против
Рождества

Не Пасха Христова, а Новый год до сих пор остается главнейшим и самым радостным праздником для подавляющего большинства населения России, хотя от 60% до 75 % его объявляют себя православными. Печально, но факт. Многолетняя и упорная атеистическая пропаганда не прошла даром.

Такое же, если не большее преимущество имеет Новый год по отношению к Рождеству Христову. Однако здесь важное влияние оказывает другой, временной фактор – Новый год отмечается раньше Рождества, оттого праздничное настроение обычного обывателя расточается, как правило, в дни новогоднего застолья. На рождественскую радость уже нет ни сил, ни денег.

В отличие от старой России, не под Рождество, а под Новый год ставится елка и на Новый год дети получают подарки. Рождество воспринимается сейчас как продолжение и отсвет новогоднего праздника. Многие православные, чтобы не смущать и огорчать своих близких, нарушают, увы, в этот праздник Рождественский пост. Только крепко православные живут по церковному уставу и вначале празднуют Рождество и лишь потом Новый год, называемый в народе "старым".

В постсоветский быт праздник Рождества широко вошел лет 15-20 назад. Некоторое время СМИ навязчиво предлагали отмечать его 25 декабря, вместе с Западом, но эта инициатива в народе отклика не нашла и укоренилась отчасти исключительно среди "продвинутой" молодежи и богачей-космополитов. Ныне применяется другая тактика, чтобы затмить праздник Рождества, – раздувается значение Нового года. Если несколько лет назад наружная реклама поздравляла с Новым годом и Рождеством, то сейчас осталось только первое поздравление. Те же изменения заметны в светских СМИ – в них Рождеству зачастую отводится меньше места, чем сенсационной новости: на второй-третьей странице, среди текущей информации.

Праздник Рождества усиленно оттесняется в сознании обывателя на задний план и трактуется как некое второстепенное событие, как дополнительный выходной день. Сделать это было бы затруднительно, если бы Рождество предшествовало Новому году. По новому стилю Рождество вместе с другими христианами давно отмечают Православные Церкви, живущие по т.н. новоюлианскому календарю. Точно также делают многие приходы Московской Патриархии на Западе. Поскольку подавляющее большинство православных на Западе празднуют Рождество 25 декабря, то у нас все время раздаются голоса о подражании им. При этом напоминают, что дата Пасхи по-прежнему будет отмечаться по старому стилю. Эти лукавые разговоры ведутся, как правило, под лозунгом христианского единства.

Однако вопрос надо поставить иначе, а именно – требовать, чтобы вся жизнь страны вернулась к старому стилю, по которому жила историческая Россия. Большевики перешли на новый стиль в феврале 1918 года, народ об этом не спросив. Даже Временное правительство не решалось на этот шаг. Возвращение к старому стилю в нашем обществе должно попутно сопровождаться требованием отменить также декретное и летнее время и вернуться к естественному поясному. В России пора перейти на традиционный церковный календарь и тем самым устранить существующий абсурд, когда Новый год для большинства предшествует Рождеству. Одновременно мы избавимся еще от одного проявления большевицкого самодурства.

Я понимаю, что высказанное требование тотчас вызовет у "прогрессивной общественности" вопли о стремлении "церковных ретроградов" повернуть время вспять, отделиться от европейской цивилизации и стране навязать клерикализм. Не сомневаюсь, что встретит его в штыки или с великим недоумением и большинство населения, привыкшее к нынешнему стилю. Однако если к православным истокам нашей жизни и забытым народным традициям мы хотим возвращаться не на словах, а на деле, нам рано или поздно придется восстановить разорванное историческое время, которое наряду с духовными и культурными ценностями лежит в основе нашей самобытной цивилизации. Слава Богу, Русская Церковь сохранила старый стиль, эту драгоценную икону времени, и нам есть на что опираться.


Срубил он вашу
елочку...

Руководство аэропорта в Сиэтле приняло решение избавиться от рождественских елок, украшавших помещение. Такое необычное решение было вызвано требованием раввина Элиэзара Богомильского о установке, наряду с христианскими символами, еврейского семисвечника – ханукии, знаменующего праздник Ханука. В случае отказа раввин угрожал руководству аэропорта судебным иском.

Гибсона добивают

Скандал вокруг заявлений пьяного Мэла Гибсона в адрес еврейской нации не только не затих после многочисленных извинений "безумного макса", но и разгорелся с новой силой. Американский режиссер и актер Роб Рейнер заявил, что творчество Мэла Гибсона отражает его антисемитские взгляды. "Дело не в том, чтобы извиниться за несколько произнесенных слов. Нужно осознать, почему ты являешься антисемитом, понять истоки этого", – заявил режиссер, известный по фильму "Когда Гарри встретил Салли". "Когда он выйдет и скажет: "Вы знаете, моя точка зрения отражается в моих работах, и я чувствую, что поступил неправильно, создав их" – это будет началом осознания", – говорит Рейнер, замечая, что фильм "Страсти Христовы" является доказательством антисемитской позиции Гибсона.

Движение
"Жить без страха иудейска!"


В.В. БУТАКОВ

Немцы их обижают

Стоны, вопли и стенания несутся из Германии. Снова обижают бедных евреев. Не местных, а тех, которые в количестве уже 150 тысяч приехали из бывшего СССР по приглашению соскучившихся по ним немцев. В стране после войны уж очень мало осталось евреев – всего 40 тысяч, а было полмиллиона. Чтобы пополнить жидовскую колонию и, так сказать, искупить перед ней "историческую вину", правительство ФРГ заключило в начале 1990-х годов с РФ договор (поначалу тайный!) об эмиграции в свою страну советских евреев. С тех пор евреи едут и едут тысячами в благополучную Германию, где их встречают низкими поклонами и всяческими дарами.

Бережное отношение начинается уже в России. В посольствах и консульствах ФРГ для евреев-эмигрантов создано отдельное окно. Их принимают вне очереди особые служащие. Для русских НЕМЦЕВ, которые уезжают в Германию, требуется знание немецкого языка, для евреев – нет. И льгот приехавшим евреям положено от немецких властей больше, чем своим репатриантам. Немцы ропщут, но терпят – им давно внушили, что каяться перед жидами Германия должна до второго пришествия. Не только каяться, но и платить. Платить за изнание, за притеснения, за мифический холокост.

Но евреям денег всегда мало. Мало полученных от немцев льгот и выплат. Хотя по закону граждане РФ не могут иметь двойного гражданства, для евреев сделано исключение, отчего, выехав, они могут получать и российскую пенсию, пусть небольшую. Обычно пенсия кладется в Россию на сберкнижку и ее получает доверенное лицо или сам эмигрант, когда приезжает сюда. Делают евреи это регулярно – Германия не США, от России находится близко. Если умножить 70-80 пенсионных евро на 50-60 тысяч евреев, их получающих, и на 12 месяцев в году, то получится кругленькая сумма, которая уходит из России. Мало Сиону прибылей от нашей нефти, газа и алмазов, от вывезенных из России его олигархами капиталов…

Да, мало. Есть еще один источник тайной жидовской наживы за наш счет. Уезжая, большинство евреев не продают свои квартиры, а записывают их на близких и знакомых, которые эти квартиры сдают по цене 300-400 долларов в месяц. За вычетом квартплаты и комиссионных для мнимого владельца у проживающего в Гамбурге или Штутгарте еврея остается еще большая сумма, чем от российской пенсии. Если сложить все скрытые доходы, то большинство евреев-эмигрантов получает из России, как минимум, от 200 до 250 евро в месяц, а это четверть "социалки", которую выплачивает ему немецкая казна. И налогом названная сумма не облагается ни в России, ни в ФРГ.

Немецкие власти о жидовском гешефте давно знали, но глаза закрывали, пока это позволяло финансовое положение страны. Однако когда денег на социальные нужды стало нехватать, то о долголетнем мошенничестве вспомнили. Вначале захотели вычитать из "социалки" размер российской пенсии, а недавно у евреев потребовали сообщить о недвижимости, оставшейся в России, и от нее отказаться. И тут разразился великий гевалт. "Дискриминация" – это самое слабое обвинение в адрес немецкой администрации. Посыпались жалобы: в Германии живем в нищете, едва сводим концы с концами, экономим каждую копейку и т.п. Если все так, то, спрашивается, зачем переселялись?

Скорее всего, немцам придется отступить. Мировой кагал защитит своих соплеменников. Кремлевская администрация, разумеется, помогать немцам не будет, хотя ей открывается возможность получить несколько тысяч квартир и сэкономить десятки миллионов евро. Но для этого надо прежде всего запретить евреям иметь двойное гражданство. Недавно Госдума сделала это только в отношении чиновников и депутатов. Остальные паразиты двойное гражданство сохранят до тех пор, пока не кончится их власть над Россией. Это все равно произойдет, недаром кагал спешит высосать из нашего Отечества как можно больше.


Ироды на Украине

Корпорация Би-би-си заявила, что располагает материалами, которые "позволяют предположить, что в Украине, возможно, убивали здоровых новорожденных младенцев в интересах международной торговли стволовыми клетками".

"Нам удалось раздобыть видеозапись посмертного вскрытия расчлененных тел младенцев, после просмотра которой возникают серьезные вопросы о том, что произошло с этими детьми", – сообщает журналист Би-Би-Си Мэтью Хилл.

Речь идет о харьковском роддоме № 6.

Некоторые женщины заявляли и продолжают заявлять, что потеряли своих новорожденных детей, вполне здоровых, которые "были куда-то унесены сотрудниками роддома".

В частности, подозрения специалистов вызывает тот факт, что тела младенцев были расчленены. Это, по мнению неназванного видного британского патологоанатома, "не является стандартной практикой проведения вскрытия после смерти и может быть, вероятно, связано с выращиванием стволовых клеток из костного мозга", передает "Новый Регион".

В отчете Совета Европы говорится о практике похищения младенцев сразу после их рождения. Врачи и украинские власти хранят по этому поводу молчание.

Отметим, что в Украине ранее уже вспыхивали скандалы, связанные с торговлей эмбрионами.

В прошлом году пограничники задержали на поезде, шедшем из Украины в Москву, перевозчика, который вез 25 замороженных плодов, спрятанных в двух вакуумных колбах. Курьер заявил, что везет их в медицинский центр "для исследований".

В мае этого года в поезде "Харьков – Москва" пограничники выявили ампулы с криоконсервированными клеточными суспензиями эмбрионов.

И это лишь некоторые случаи, о которых стало известно.

Русская Цивилизация


Питер продолжает
вымирать

Естественная убыль населения в Санкт-Петербурге превышает среднеросийскую, сообщил председатель комитета по труду и социальной защите населения Александр Ржененков на заседании правительства, где обсуждалась концепция демографического развития города. Число умерших превышает количество родившихся в 1,9 раза, тогда как по России этот показатель составляет 1,6. Пенсионеры составляют 23,8% от общего количества жителей города, тогда как несовершеннолетние все 15,4%, против 29% по России. По информации rosbalt.ru Ржененков призвал увеличить долю легальных мигрантов и создавать им достойные условия жизни.

Озвученная статистика как нельзя лучше характеризует итоги трехлетнего правления Матвиенко. Предложенный Ржаненковым метод решения проблемы – тоже.

АПН Северо-Запад


Кирилл ЛОДЫГИН

О главном символе
сувенирной демократии

Помните ли вы замечательные иллюстрации к книжкам про Незнайку? В детстве я очень любил их разглядывать, особенно рисунки к "Незнайке на Луне". Привлекали они меня своей экзотикой: лунатики-буржуины в цилиндрах, с тростями и сигарами, лунатики-бандиты в полумасках, с пулеметами, ну и конечно лунатики-полицейские. Эти персонажи занимали мое воображение сильнее прочих: с идиотскими лицами, в касках-полусферах, в стильной черной форме с портупеями, и, главное, с резиновыми дубинками.

Где еще нормальный советский ребенок мог увидеть полицая с дубинкой? Разве только на страницах журнала "Крокодил": сухопарый карикатурно оскаленный тип в солнцезащитных очках и с наручниками на поясе тыкал этой самой дубинкой в грудь бедолагу чернокожего или изможденного белого безработного в потрепанном пальто.

Этому образу "их" злодейского Кощея противопоставлялся "наш" благородный дядя Степа. В действительности, конечно, советские милиционеры мало напоминали дядю Степу, и в отделениях зачастую могли происходить кошмарные вещи. И тем не менее…

Эдуард Лимонов в "Книге мертвых" вспоминает свою жизнь в Москве в начале семидесятых: "И вот на Трубной, ночью, нас (Лимонова и художника Ворошилова), мирно идущих себе куда-то, останавливают менты, сажают в машину и везут недалеко, на Сретенку, в ментовскую. <...> Оказалось, что в районе Трубной совершено необычайно зверское преступление: убита топором дворничиха-татарка и двое ее детей. О том, какие это были либеральные времена, свидетельствует тот факт, что мы не имели при себе паспортов и дали свои адреса, что называется, под честное слово, и никто не бросился эти адреса проверять. <...> Я не идеализирую прошлое ничуть. Констатирую факт: нас никто ни разу не ударил! Сейчас подобный эпизод задержания подозреваемых в особо тяжком и изощренном убийстве сопровождался бы, как минимум, избиением". Такие вот дела.

Еще каких-то лет двадцать назад большинству советских людей мысль, что служители закона могут без всякой причины остановить тебя на улице и избить, показалась бы дикой. Встретить на улице милиционера, вооруженного дубинкой и наручниками, было невозможно.

Потребность в этих инструментах возникла, когда наше общество начало движение к свободе и демократии. Поскольку у власть предержащих наверняка были опасения, что народ отнесется с непониманием к тому, что его отныне будут лупить резиновой палкой по голове, была проведена предварительная операция по внедрению темы дубинки (и прочих полицейских причиндалов) в общественное сознание.

Помню, весной то ли восемьдесят седьмого, то ли восемьдесят восьмого юмористы всей страны как по команде повылазили на эстраду с текстами про "средства усиленной демократизации". Какой-нибудь Хазанов, изображая милицейского начальника, угрюмо бубнил про "резинку дубиновую". И далее что-то в духе: "Еще не вся "Черемуха" к тебе в окошко брошена". Зал дружно хохотал. Тогда мы еще находили все это смешным.

Примерно в ту же пору моему другу детства Павлику довелось испробовать "резинку дубиновую" на собственной шкуре. Милицейскому патрулю явно не терпелось испытать только что полученную новую амуницию в деле. Для этой цели был выбран одиноко бредущий по улице подросток-волосатик (нам было по пятнадцать лет). Менты что-то ему сказали, Павлик, как это и положено непуганому подростку, ответил в вызывающей форме. И они начали его лупить. История по нынешним временам банальнейшая, но тогда она показалась мне невероятной. Я еще подумал, что вот ведь каким причудливым образом закончилось наше детство.

Эпизод, впрочем, как оказалось, имел куда большую символическую нагрузку. Заканчивался не только этап нашей маленькой жизни. Наша огромная страна тоже вступала в новую эпоху. Уже в начале девяностых никому даже в самой глухой провинции не нужно было объяснять, что такое "демократизатор"...

Летом девяносто шестого года я с университетским приятелем собирал фольклор на юге Нижегородской области. Аккурат в день проведения второго тура президентских выборов мы добрались до деревни Большая Арать. Наша маленькая экспедиция показалась подозрительной местному участковому. Почему-то он заподозрил в нас скупщиков икон (не уверен, правда, что это является преступлением). Мы предъявили ему официальную бумагу от университета со всеми возможными подписями и печатями. Но так вот сразу отказаться от своей версии участковый не мог, к тому же наши объяснения о цели прибытия в Большую Арать только усиливали его подозрения ("Какие еще похороны воробья?"). И он попытался вывести нас на чистую воду. Минут тридцать он задавал всевозможные "коварные" вопросы, стараясь в меру своего понимания сбить нас с толку, чтобы мы запутались и сами себя изобличили: "Так как, говоришь, тебя зовут? А приятеля твоего? С филологического факультета, говоришь? А бумага у тебя от университета почему-то…".

Каждый вопрос, и это была вершина метода нашего Анискина, сопровождался, чем бы вы думали? Именно! Тычком в грудь резиновой дубинкой. Тыкал он несильно, беззлобно и как-то радостно при этом улыбался. Точь-в-точь как американский коп в старых номерах "Крокодила". Вот только больших черных очков у него не было – еще не обзавелся. Пару раз в течение разговора он постукал меня дубинкой по плечу, как бы примериваясь, но поскольку у нас все-таки была бумага с печатью, решил эксперимент не продолжать...

Что касается наручников, то они, кажется, получили широкое распространение в силовых структурах (этим эвфемизмом для обозначения ментов и прочих мы также обязаны новой эпохе) несколько позже дубинки. Хотя я могу и ошибаться. Помню, что во время моего первого привода в отделение (а случилось это достаточно поздно – мне уже было за двадцать), меня незамедлительно заковали. И я кроме вполне понятной боли (потому что, разумеется, защелкнули браслеты туго) испытывал еще и крайнее изумление – повод, по которому я был задержан, никак не мог предполагать наручников. К тому же я не вырывался и не скандалил: я был безобидный студент-очкарик. Но менты, видимо, еще не вполне освоились с новой игрушкой и не наигрались вдоволь.

Примечательно, что численность людей, чьей профессиональной обязанностью является ношение дубинки и наручников, год от года неуклонно увеличивается. И это уже не только представители государственных силовых структур (хотя и по числу одних только ментов на душу населения Россия сегодня занимает первое место в мире: 10,4 мента на каждую тысячу жителей – это примерно в десять раз больше, чем в США). К ним добавились еще и сотрудники всевозможных охранных предприятий, около миллиона человек.

Сегодня дня невозможно прожить, чтобы не встретить человека в униформе с эмблемой какого-нибудь охранного предприятия. Они торчат у входа в каждый супермаркет, каждый офис и каждую школу. При этом считать, что большинство из них действительно кого-то или что-то охраняет, было бы довольно глупо.

Нет, понятно, что есть серьезные охранные структуры. Но вот охранник какого-нибудь заштатного бизнес-центра, что он может? Ну, бомжа внутрь не пропустить или, например, у каждого входящего спрашивать, куда он направляется. Так ведь список фирм и офисов, как правило, у него же над головой висит – называй любой и проходи спокойно. По крайней мере, всевозможным распространителям, которым "вход на территорию офис-центра строго воспрещен", охрана на входе помехой, как правило, не является.

Вот вам еще один жизненный пример. Каждое утро я отвожу в школу дочь. Школа не вот тебе простая – лингвистический лицей, один из лучших в городе. Первый человек, который встречает нас в холле – охранник, вежливый аккуратный мужик лет тридцати с небольшим. Я каждое утро с ним здороваюсь.

А вот услышанный мной на днях рассказ первоклашки этого самого лицея: "Заходим мы в туалет, а там старшие девочки себе прививки делают". "Как прививки? В попу?" – спрашивает обалдевшая мамаша. "Нет, – отвечает ребенок, – в руку".

Девчонки в туалете колются наркотой, а в это время вежливый охранник на входе раскланивается с входящими и говорит им "здравствуйте". Кого и от кого он охраняет?

Спрашивается, зачем они тогда нужны, эти охранники школ, офисов и супермаркетов? Ну, понятно, что это один из вариантов решения проблемы безработицы. Как еще распорядиться миллионом здоровых мужиков в стране, где промышленное производство сыграло в ящик, а на стройках предпочитают иметь дело с пришлыми гастарбайтерами? Определить их в охрану, чтоб просиживали штаны на всевозможных "дежурных постах".

Но, как представляется, далеко не все сводится к этому. Охранник нужен для того, чтобы всегда держать на виду нашивку "Служба охраны" и пресловутые "средства демократизации". Нашивка должна напоминать всем и каждому, что мы живем в мире, полном угроз, что где-то рядом бродят террористы, криминалы или, скажем, мстительное нищее быдло. В стране, где людям нечего бояться, разве может быть столько охранников?

Ну, а про дубинку и наручники (орудия человеческого унижения), думаю, и так понятно.

Попавший в поле зрения человек в униформе и с дубинкой – источник смутного беспокойства и тревоги. Именно поэтому, думаю, их всюду и понасовали. Чтобы поддерживать в обществе атмосферу нервозности и истерии.

Кстати, мне в последнее время все чаще попадаются на улицах люди с автоматами, а это, согласитесь, посерьезней будет, чем резиновая палка. Кто они? Пэпэесники? ОМОН? Господь их ведает. По улицам наших городов прохаживаются, перекинув через плечо ремень автомата, мужики в камуфляже. В мирное время. И после этого мне кто-то будет говорить про стабильность!

Агенство
Политических Новостей


ПОЭЗИЯ
БЕЛОГО ДВИЖЕНИЯ

ДОН-АМИНАДО
1880-1957

ИСТОРИЯ МИРА

...Придумав гениальный клич,
Наш могучий Владимир Ильич
Говорит толпе исполинской
С балкона балерины Кшесинской:

— Развернись, как бездна, как хлябь!
Что касается награбленного, грабь!
Грабь в качестве основного закона!
И потом слезает с балкона.

Потом проходит лет пять,
И Ленин говорит опять:
— Чувствую я, что околею,
Что-то тянет меня к мавзолею...

Когда умру, положите меня тут,
А идеи мои... пусть живут.
Кто ж смел Ленину противоречить?
Раз просит, надо увековечить.

Сколотили ему первосортный гроб,
Серп в руку, молот на лоб,
Накопали, как надо, землицы
Посередине столицы,

И в яму – на казенный счет.
А время, между прочим, течет.
Уважайте же, товарищи, яму ту,
Изучайте свою политграмоту.

  Юрий ТРУБЕЦКОЙ
1902-1974

* * *
Мир нелеп. Еще, по Блоку,
Страшен он. Нелеп и глух.
От заката до востока
Музыка терзает слух.

Чем нелепей отвлеченность,
Тем ужаснее она.
Петербургские колонны,
Этот отзвук отдаленный,
Эта страшная страна.

Музыка из Петербурга.
Волчье солнце. Черный снег.
На равнине желто-бурой
Одинокий человек.

Медный всадник настигает
Белой ночью, черным днем.
Огонек дрожит, мигает,
Блок в постели умирает,
Позабудут все о нем.

Кипарисы увядали
В окровавленном Крыму.
Гумилева расстреляли,
Остальных свезли в тюрьму.
Не в тюрьму, так в Колыму.

1958


Редакция "Правого Взгляда" приготовила читателям новогодний подарок – начиная с этого номера, мы будем печатать уникальную повесть Бориса Александровича Садовского (1881-1952) "Александр Третий". Ранее она была опубликована крайне ничтожным тиражом на страницах журнала для филологов "Новое Литературное Обозрение", отдельным изданием никогда не выходила и практически неизвестна широкому кругу читателей. Повесть разделена на 12 глав, соответствующих числу месяцев года, и отражает год жизни великого русского Самодержца, память которого почитают петербургские монархисты.

Роман Б.А. Садовского "Шестой час", изданный Русским Имперским Движением отдельной книгой, можно заказать в редакции.

Борис САДОВСКОЙ

Александр Третий

Блаженны миротворцы яко тии сынове Божии нарекутся.
От Матфея, V

Глава первая

ГРАНАТ

И незаметно над столицей
Ложится зимней ночи тень.
К.Р.

Третьего января тысяча восемьсот восемьдесят восьмого года московский генерал-губернатор князь Долгоруков получил от Государя телеграмму: ответ на новогоднее поздравление.

"Мир, коим благословляет Нас Провидение, дозволит в наступившем году и в грядущие годы посвятить все силы государства на дело внутреннего преуспеяния".

Князь Владимир Андреевич Долгоруков – моложавый маленький генерал с розоватыми щеками и черными височками; его очень любят москвичи.

Новый год.

Из Москвы государева телеграмма, как праздничная голубка, облетела все уголки Европы; с веткой мира через океан понеслась в Америку.

И дипломаты с облегчением вздохнули.

Дряхлый император Вильгельм сказал молодому внуку: не забывай: немцам надо дружить с Россией.

Внук слушал; крутил терпеливо задорный ус, позвякивал острой гусарской шпорой.

И посол французской республики в Берлине подтвердил: французы желают мира.

Сам президент Карно, просматривая газеты, скрывал одобрительную улыбку в густых усах.

Ведь всем европейским правителям памятно царское слово: обстоятельства могут призвать меня к вооруженной защите.

Да не будет!

Январские дни полетели, как белые птицы, над снежной равниной русской.

В городах, в деревнях, по усадьбам шумные святки. По всей России кутили, рядились, плясали, пели, разукрашивали елки; катались на тройках, на салазках, на коньках.

Старые помещики в венгерках и архалуках вспоминали Крымскую кампанию, толковали об охоте с борзыми, о цыганских песнях; дымили трубками, покрикивали на казачков. Точно и не было никакой реформы.

В Казани драгунские офицеры готовят бал; у симбирского предводителя большой раут.

Тульские купчихи у медных самоваров поют подблюдные песни. Семинаристы в Орле танцуют польку с поповнами. Мещане по уездным городкам выпивают.

Пей, ребята: Хозяин добрый!

В занесенных сугробами избах миллионы мужиков отдыхали после осенней страды; веселые бабы, распевая, качали люльки, ставили хлевы, пряли, ткали холсты.

А на улице песни, гармошка, коза с медведем.

Засев под образа, мужик поглаживал бороду; со стены приветливо глядел ясноглазый Царь с такой же окладистой бородой. В Петербурге прекрасная погода.

В тот день великий князь Владимир собрался на облаву; двоюродный брат его Константин сочинил сонет.

И в кабинете Августейшего поэта слушает звучные стихи Иван Александрович Гончаров, кривой старичок во фраке и белом галстуке.

У К.Р. в покоях Мраморного дворца стеариновые свечи в люстрах, масляные лампы; историческая мебель на тех же местах, где была и сто лет назад.

В императорских театрах спектакли. По Большой Морской на паре рысаков промчался Фигнер. Савина кричит на портниху и топает каблучком. Варламов получил от Царя золотые часы; певцу Мазини дан перстень; на днях он пел с Государем дуэт на семейном вечере во дворце.

У Государя тенор; в домашнем оркестре играл он когда-то на трубе; его любимая опера – "Мефистофель".

Полуживой сатирик Салтыков, задыхаясь, шепчет доктору: "Сил нет, дайте яду". – "Не бойтесь, вылечим. А что это за шум?" – "Приехал к больной соседке Иван Кронштадтский".

Озаренный, подвижной, полузабывчивый, в голубой муаровой рясе с орденами, отец Иоанн служит заздравный молебен.

Вот кончил, снял епитрахиль, поцеловал болящую. – "Ну, мать, прощай: давай тебе Бог. И Царства тебе Небесного".

Если отец Иоанн целует больного, значит, тот скоро умрет. По Невскому парные санки; в них Царь с Царицей; синий казак на запятках. Заплаканная дама, крестясь, сошла с тротуара и бросила в руки Царю бумагу; он с доброй улыбкой принял.

Темнеет. У камина Полонский и Майков, кутаясь в пледы, декламируют друг другу свои стихи.

В Лавре от праздничных служб отдыхает маститый митрополит Исидор. На Рождество он являлся славить во дворец; по древнему обычаю, Государь ему налил чашу; Государыня держала поднос. Русь, Русь!

Ясный, как зеркало, месяц сияет над Москвой; студенты беспутно справляют веселый вечер Татьяны. У Волконских, у Шубинских, у Щукиных сегодня балы; кто поет в Большом театре, Хохлов или Корсов?

Фету принесли из типографии оттиск "Вечерних огней"; в халате и туфлях внимательно проверяет его поэт. На сонной Плющихе невозмутимая тишь; за окном чуть слышна колотушка ночного сторожа.

Лев Толстой в валенках, в бараньей шапке прибежал домой с Новинского бульвара. "Блаженненький", – усмехнулся вслед ему дворник. После чая граф вышел во двор до ветру; в потемках ссадил до крови висок. Графиня рассердилась.

Неуклюжий, косматый Владимир Соловьев пьет чай у старца Варнавы. "Постричься хочу". – "Полно: не туда охотишься, в лес глядишь".

И элегантный Константин Леонтьев, поигрывая четками, внушает двум блестящим лицеистам: "Умейте, друзья мои, облекать духовное содержание в церковные формы".

Все эти дни стоит жестокий мороз.

В казенных, удельных, господских лесах сторожа на лыжах, хрустя и свистя, облетают свои участки. Сойки, клесты, снегири кричат, дерутся, осыпают крепкий иней с тугих ветвей. Гулко в густом воздухе каркает ворон.

На севере стужа еще сильней. В Соловецкой обители белые стены безмолвно застыли над белым двором. Что за таинственная ночь! Звонарь по мерзлым ступеням поднялся на колокольню; удар к заутрене.

Два Рима пали, третий стоит, а четвертому не быть.

(Продолжение следует)


ПОЭЗИЯ
БЕЛОГО ДВИЖЕНИЯ

Марианна КОЛОСОВА
1903-1964

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Чужое, злое имя "Ленинград"!
В том городе, где жили исполины, –
Теперь пигмеи радостно галдят
У красного подножья гильотины.

Там льется много крови и... чернил.
Все кружится в безумно-быстром темпе...
И сатана с улыбкой приложил
На лбы людей пятиконечный штемпель.

Стал город славы – кладбищем химер,
Стал призраком чужим и нереальным.
Там каждый семилетний пионер
Придавлен днем суровым и печальным.

Уродливый, нелепый, жуткий быт,
В котором нет друзей и нет любимых...
Никто не сыт, но каждый много бит.
И в каждом зверь. И боль непоправима...

А "Допры", где палач, от крови пьян,
"Работает" в усердье озверелом.
Где паклей забивают рты крестьян,
Чтоб не могли кричать перед расстрелом.

А за пайком голодные хвосты!
А в золоте зубов ухмылка Нэпа!
О, Господи, помилуй и прости
Рабов покорных подлого Совдепа!

Грузину, не татарам, платят дань.
Где гордость? Где любовь к родному краю?
Ах, "почему же мы такая дрянь?" –
Чужую фразу снова повторяю.

Российский город славы и побед, –
Ты выдержишь и это потрясенье.
Увидим вновь мы пышный твой расцвет –
Плоды трудов иного поколенья.

Былую мощь твою и красоту
Не видела, но верю, что увижу.
О них в отцовских книгах я прочту
И "Ленинград" сильней возненавижу.

...............................

Санкт-Петербург, твой искаженный лик
Назвали по-другому в эти годы.
Но все пройдет. И будешь ты велик,
Столица величайшего народа!

И гениальный русский драматург,
Который душу нации прославит,
Названием старинным "Петербург" –
Чудесную поэму озаглавит!

1932

 
Елизавета ВАСИЛЬЕВА
(1887-1928)

ПЕТЕРБУРГУ

Под травой уснула мостовая,
Над Невой разрушенный гранит…
Я вернулась, я пришла живая,
Только поздно, – город мой убит.

Надругались, очи ослепили,
Чтоб не видел солнца и небес,
И лежит замученный в могиле…
Я молилась, чтобы он воскрес.

Чтобы все убитые воскресли.
Бог, Господь, Отец Безплотных Сил,
Ты караешь грешников, но если б
Ты мой город мертвый воскресил.

Он Тобою удостоен славы
От убийц кончину воспринять,
Но ужель его врагов лукавых
Не осилит ангельская рать?

И тогда на зареве заката
Увидала я на краткий миг,
Как на мост взошел с мечом подъятым
Михаил Архистратиг.

1922


Афанасий ВОРОНЦОВ

Генерал – это сила?!

Смерть затравленного левыми престарелого генерала Пиночета, который спас Чили от коммунистического режима и вывел экономику страны из кризиса, вновь заставила задуматься о роли армии в современной политике. Конечно, Пиночет – не наш герой. В политике он действовал по указке США, в экономике – "чикагских мальчиков", чьи советы позднее разорили Россию. Тем не менее, в послевоенный период он был после Де Голля, Насера и Тито самым удачливым офицером-политиком. Военные правили многими странами (особенно в Латинской Америке и Африке) и правят сейчас (Венесуэла, Пакистан, Заир), но их правление редко оказывало и оказывает кардинальное влияние на последующую историю этих стран. Аналитики утверждают, что время военных переворотов и диктаторов уходит в прошлое, их сменили партийные президенты и "цветные революции", т.е. более мягкий способ смены власти, который не требует участия армии. Она перестает быть важнейшим инструментом политики.

Действительно, в ряде стран, особенно европейских, министерство обороны возглавляют не только "штафирки", но даже женщины, что еще полвека назад было просто оскорбительно и немыслимо. Министр Сергей Иванов, несмотря на свое воинское звание, по образованию филолог, а по роду прежних занятий – сотрудник спецслужб, к которым в армии всегда относились с понятным предубеждением, а то и с определенным презрением. У армии – вековая история, у спецслужб она началась не столь давно; в армии – традиции, у спецслужб – навыки.

В СССР армия в основном не имела политического веса, так как находилась под неусыпным партийным контролем. Судьба маршала Жукова – наилучший тому пример. Денег на армию не жалели и военные входили во все партийные структуры, но секретарь обкома номенклатурно был выше любого генерала, отчего в 1991 году ни один генерал не решился на самостоятельные действия. Последующий погром армии был результатом этой преступной пассивности. Демократы – они везде и всегда ненавидят армию – ее унижали и топтали, как могли, и многого, увы, добились. Сегодня престиж армейской службы в России низок как никогда, а звание генерала психологически уравнялось с должностью владельца универсама. Генералы Трошин и Казанцев, отличившиеся в чеченскую войну, не ходят в народных любимцах, как Ермолов. Рохлин был, пожалуй, последним генералом, который попытался что-то сделать для изменения судьбы страны, но в ответ он быстро получил пулю.

Несмотря на все это, наши патриоты нежно любили и любят генералов, почему-то считая их прирожденными государственными мужами. Когда в 1992 году Стерлигов новой властью был командирован взять под контроль оппозиционное патриотическое движение, очень многие ему безоглядно поверили и стали с ним честно сотрудничать. Этого циничного генерала КГБ сменил генерал от авиации Руцкой, амбициозный авантюрист, которого патриоты тоже приветили и возлюбили. Он же генерал, а генералы не предают! Предал и очень скоро, и очень гнусно. Точно так же поступил громогласный Лебедь. Опечалились патриоты и стали ждать нового генерала. Им стал отставник Ивашов, недавно избранный главой Союза Русского Народа. Ура, ура, ура! Теперь-то мы одолеем врага с помощью сего бывшего советского военачальника. Он же стал патриотом, из Савла превратился в Павла, осознал, с кем надо бороться. За ним не стоят дивизии, но в армии у него наверняка много единомышленников.

О, наивные и неразумные! У вас есть "генеральский" опыт... Впрочем, ждать результата недолго. Не прошло и месяца, как у Ивашова начались советские "закидоны".

Ни Де Голля, ни Пиночета никогда не породит наша армия, по духу своему по-прежнему сугубо советская, т.е. вся пропитанная атеизмом и интернационализмом. Если какие-то патриотически настроенные офицеры и задумают переворот, то их тотчас выдадут свои же предатели и сексоты. Кодекс офицерской чести давно забыт. По этой причине все надежды на вмешательство военных в политику можно спокойно похоронить. Гипотетически в настоящее время возможен только дворцовый переворот, вызванный борьбой правящих кланов. В нем армии придется скорее всего играть роль заинтересованного статиста.

Российскую армию бесполезно реформировать – надо создавать новую из самых боеспособных частей и по-новому воспитывать офицерский корпус. Воспитывать по-православному как защитников Веры и Отечества и готовиться к призванию Царя. Без этого нас защищать будет не Христолюбивое воинство, а платные наемники, лишенные патриотизма и воинской чести. Переходный период нуждается в национальной диктатуре, не обязательно генеральской. Соответствующие примеры можно найти в истории. Главное – с верой Христовой честно и мужественно служить России и русскому народу. Господи, услыши!

От Редакции. В 25 номере "Русского Вестника" опубликована статья генерал-полковника Ивашова о беловежском сговоре, снабженная русофобской карикатурой, где "СССР" изображается в виде царского кресла, а Россия – приставной табуретки. Цитата:

"По моему глубокому убеждению, именно проект развития, который был реализован в СССР и который обеспечил советскому народу победу в Великой Отечественной войне, очень близок к тому, что ныне требуется человечеству. Советский проект предполагает: сокращение уровня потребления до разумного, научно обоснованного предела (200 г колбасы по 2 руб. 20 коп. – "Правый Взгляд"), достижение умеренного достатка, позволяющего удовлетворять основные жизненные потребности (по фронтовой советской норме, – см. выше. – "Пр. В."), и в то же время обеспечивать безграничное, многомерное развитие личности (совка. – "Пр. В."), прежде всего духовных и физических качеств (овладение Строевым уставом и сдача норм ГТО. – "Пр. В."), овладение знаниями, обращение к великой культуре (чтение Маяковского, Фурманова, Багрицкого, Фадеева и других советских "классиков". – "Пр. В.") и религии (изучение "Библии для верующих и неверующих", журнала "Наука и религия". – "Пр. В."), развитие науки, прорывных технологий (украденных с гнилого Запада. – "Пр. В."), достижение гармонии с природой (загубленное Аральское море, загубленное Каспийское море, затопленные земли Средней России, Чернобыль. – "Пр. В.").

Чувствуется, что К.Ю. Душенов еще не приступил к работе в качестве генеральского референта-борзописца...


Пентаграмма,
предъявляемая Небу

Официальное издание правительства СПб, еженедельная газетка "Петербургский Дневник" от 11 декабря 2006 года обнародовала пресловутый "мировой проект для Петербурга" – планируемый 100-этажный небоскреб "Газпрома", через Неву от знаменитой жемчужины церковной архитектуры – Смольного собора.

Винтообразно вытянутый к небу пятигранный гвоздь – если эти зловещие для петербуржцев планы воплотятся в жизнь – продолжит новейшую традицию питерского градоначальства под водительством славнейшей Валентины Ивановны (недавно запросившей, и немедленно получившей от президента подтверждение его президентского доверия для занятия ею повторно губернаторского кресла), а именно: возводить торгово-развлекательные небоскребы или иные монстры архитектуры в ближайшем соседстве с крупнейшими храмами Града Святого Петра. При этом эти монстры хоть на полтора десятка метров, но непременно будут выше старинных храмов, уродуя тем самым исторический облик петербургских площадей и архитектурных ансамблей.

Даже представители нерусской и неправославной интеллигенции города публично высказывали отрицательную оценку тому, что сделали Валентина Матвиенко и ее подручный вице-губернатор Вахмистров с площадью Владимирского собора: облик площади загублен, а собор потерялся в тени монструозного торгово-делового центра.

Теперь вековечные благожелатели России, англичане, в лице британской компании архитекторов RMJM, а также их сообщники-партнеры: Кушман энд Уэйкфилд Стайлз энд Рябокобылко (консультант компании "Газпром-нефть Инвест") и Найт Франк Санкт-Петербург (официальный консультант по недвижимости ООО "Газпром-нефть Инвест") наперебой расхваливают предложенный ими (и принятый заказчиком, одобренный безбожной властью) проект "Газпром-Сити".

Слово представителю RMJM: "Проект-победитель (А судьи-то кто? – Р.Н.) – это башня-шпиль, башня-обелиск, монумент, вертикальная доминанта города, в которую деликатно входит небесная линия (?!). Это не какая-то плоская кровля… это высокой огранки кристалл, который разбит на множество граней, отражающих калейдоскопично кусочки Петербурга, словно картина Филонова. Здесь сокрыто множество символов. "Газпром" – это энергетическая компания. Энергия, которую олицетворяет башня, это и огонь, и лед, это и вода, и ракета, это спираль, это время (развитие эволюции во времени). Здесь скрыто множество символов (повторено в тексте у авторов. – Р.Н.) и применены такие интересные технологии, как дихроидное стекло, позволяющее зданию превращаться из золотого в голубое, из золота – в лед, из пламени – в воду. Сейчас "Газпром" входит на мировую арену как мировая компания (действительно, иностранцы сидят в совете директоров. – Р.Н.)… Она диктует энергетическую политику… она заслуживает своего архитектурного воплощения!"

Как видим, представитель разработчиков проекта разливается соловьем, отстаивая предвкушаемые гонорары за воплощение!

Слово Сергею Рябокобылко: "Мнение конкурсной комиссии полностью совпало с нашим выбором и мнением членов экспертного совета (могло ли быть иначе при их солидарной заинтересованности? Спросили бы мнение горожан! – Р.Н.). Проект RMJM наилучшим образом соответствует градостроительному контексту Петербурга" (?!?!).

Генеральный менеджер фирмы-консультанта по недвижимости: "…британцы RMJM – это единственная команда, у которой есть практический опыт постройки зданий выше 100 метров. Детально архитектура этого здания еще будет дорабатываться.

Проект делового центра "Газпрома" носит взрывной характер, но горожане скоро к нему привыкнут." (Читайте: проглотят! – Р.Н.)

Далее редакция сообщает: "А этого вы еще не видели: "Газпром-Сити" с высоты птичьего полета." – и дает изображение вида сверху… Мы видим в сечении башни непременную масонскую пентаграмму (вспомните: "сокрыто множество символов"!) – и эта пентаграмма обращена к Небу как печать, как клеймо на облике города.

Никакая птица не долетит до той высоты, чтобы видеть верхний срез башни – площадку-пентаграмму. Но эту пентаграмму носят в сердце все разрушители православных храмов, троцкисты, большевики, меньшевики, либеро-демократы, и прочая, и прочая. Враги России умеют дорожить своими символами. Недаром они так отчаянно держатся за Свердловскую область, за Ленинские проспекты, за маратов, робеспьеров и прочую нечисть на карте нашей родины. И они решили подстраховаться на тот случай, если все-таки народ заставит снять пятиконечные звезды красного стекла с кремлевских башен – вслед за сносом русофобского мавзолея. Клеймо на имперской столице в виде стоэтажной пентаграммы будет не столь явным, но более весомым символом троцкистского ига над нашей землей.

Согласимся ли мы с этим? Если зловещие планы глобалистов из "Газпрома" и городского правительства будут воплощены в жизнь, то горожан ожидают многие неприятные сюрпризы и долгосрочные невзгоды. И дело не столько в опасностях и бедах материального характера (как пожар в стоэтажной башне, например), сколько в духовном вреде, нанесенном городу, горожанам и всей стране.

"Русское Небо"


Михаил ШЕВЧУК

Значение
переназначения

Вряд ли у кого-то могли возникнуть хоть какие-то сомнения в том, что Валентина Матвиенко будет благополучно и в самом скором времени переутверждена на посту губернатора Петербурга. Операция была заранее – и неплохо, надо признать, – спланирована.

Можно сказать, блицкриг – от утечки информации о том, что Матвиенко подала президенту прошение о переназначении, до ее официального подтверждения прошло не более трех часов. Не успели наблюдатели выдвинуть версии, а народ – разобраться, что заголовки "Матвиенко подала в отставку" отставку на самом деле не означают, не успели, в общем, как следует обрадоваться, как спешит следующая весть – президент изволил согласиться и уже спешит представить губернатора на новый срок. Так сказать, по многочисленным просьбам трудящихся.

А тут как тут и трудящиеся! Вот они, смиренной толпой уже клубятся в приемной полпреда и всегда готовы. Трудящихся, сиречь бизнес-сообщество и "общественность", заготовили заранее – пригласили в особняк на Петровской набережной еще за неделю, а зачем, не сказали, сюрприз решили сделать. Ну, а депутатов никто уж и не стесняется давно – так, в известность поставили из вежливости, раз уж по закону положено.

В три дня и уложились. К Новому году – городу подарок от земляка – новый старый губернатор. Вопрос, зачем именно сейчас? Кому выгодно?

Переназначиться до выборов, потому что новый созыв парламента якобы может создать Валентине Матвиенко трудности? Глупости – как вы себе это представляете? Переназначили бы в любом случае кого угодно при любом возможном сегодня наборе фракций, сидел бы кандидат как тот конь Калигулы в Сенате.

Матвиенко у нас из самой главной партии, "партии друзей президента", и ее кунг-фу по определению круче, чем грызловское и мироновское.

Самой ей это, вроде бы, не нужно, ну какой тут профит? Просто перестраховка? А от чего? Сиди себе год еще. Какая разница, сейчас или через год…

Стоп. Значит, есть разница. Значит, через год могут и не переназначить.

Только опасением можно объяснить столь срочный шаг. Это даже не только нюх старого комсомольского аппаратчика. Губернатор Петербурга – это не губернатор Агинско-Бурятского автономного округа, и Валентина Матвиенко, как известно, входит в более-менее узкий круг кремлевских приближенных. В первый эшелон. И о некоторых вещах знает заранее.

Через год не то, чтобы у президента не нашлось бы недели переназначить губернатора. Просто через год Владимир Путин будет уже "хромой уткой". При любом варианте развития спектакля с преемником. Кто бы ни был преемником, как бы близок он не был к Путину, он будет уже не Владимиром Путиным. Вероятно, преемник в кремлевских кабинетах уже определен. И это человек, с которым у Валентины Матвиенко не самые хорошие отношения.

При таком варианте Матвиенко просто опасается, что преемник, кто бы он ни был, создаст ей проблемы. Что-что, а начальственные эманации она улавливает хорошо, опыт есть. Безусловно, у нового "постпутинского" президента никуда не исчезает право от неугодного губернатора избавиться, как от "не оправдавшего высокого доверия". Благословление на правление Владимиром Путиным выглядит в таком случае, как попытка защиты. Одно дело не переназначить главу региона, когда отведенные сроки вышли... Хотя и это-то не просто – вон, в крохотной Адыгее губернатора не переназначают, так целая вселенская истерика поднялась. Что говорить о Петербурге, где столько влиятельных людей друг другу должны по гроб жизни.

Подпись Путина под указом о переназначении – это последний уровень защиты, доступный губернатору.

Если продолжить рассуждать на эту тему, то можно предположить, что преемник будет объявлен в ближайшие месяцы. Скажем, весной. С этого момента его влияние начнет стремительно расти, и Матвиенко нужно будет его опасаться (а мы, напомним, исходим из того, что преемник неблагоприятен к ней). Переназначаться, конечно, в таком случае нужно как можно раньше, чтобы создать запас прочности.

Что касается совпадения известия о прошении ее о доверии с назначением даты выборов, то это выглядит не более чем отвлекающим маневром. Ну, в самом деле, какая ей разница, когда появляться в парламенте для утверждения, в декабре или в феврале? Избирательная кампания-то все равно уже началась, и не вчера это произошло. Да хоть бы и в марте, и после марта – уж для такого дела депутаты соберутся, какими бы ни были накал предвыборных страстей и кипение вокруг дележа портфелей.

Есть, однако, небольшая деталь, за которой может скрываться нечто большее – сверхбыстрое переназначение. В нашем случае фамилия второго, положенного по закону хотя бы для формальности альтернативного кандидата даже не прозвучала, просто не успела прозвучать. И это явный сигнал Путина преемнику: я хочу, чтобы губернатором здесь был этот человек, не трогай его.

Почему президент идет на это, пока загадка. Петербург ему, безусловно, по-своему дорог. Вероятно, с Петербургом будет как-то (и наверняка тесно) связана его дальнейшая судьба. Есть, видимо, какие-то замкнутые на город договоренности и планы, для соблюдения и осуществления которых ему нужен верный человек, проводник, шерпа, который уже готовит почву, должен закончить подготовку за оставшиеся полтора года, и нужно сделать все, чтобы эта работа не прервалась вдруг из-за неминуемых в это нелегкое время дворцовых интриг. (Самые смелые предположения уже роятся в голове – например, а для "Газпромнефти" ли строится небоскреб на Охте?!) Владимир Путин – старый разведчик, и, хотя он уже и дал ясный сигнал о том, что намерен и после 2008 года сохранить ведущую роль в российской политике, он прекрасно знает, как иногда преемники обходятся со своими патронами. Он сам побывал в этой роли. И тогда переназначение становится уже не просто опасениями Матвиенко, а опасениями Путина.

Рискну предположить, что операция держалась в тайне не только от широкого круга лиц, но и от узкого. Ведь если преемник уже известен, значит, у него уже есть и команда. И многие в Кремле узнали о ней тогда же, когда и мы с вами – если задумываешь обвести вокруг пальца своих недругов, надо соблюдать строжайшую конспирацию.

(В сокращении)

АПН-Северо-Запад


Игорь АРТЕМОВ

О врагах русского народа
Как изменить сознание, изменив язык

Равнодушие многих русских людей к современному русскому языку, к тому, какими словами мы говорим, показывает, что роль языка как важнейшей системы отражения и формирования нашего духовного мира нами не осознается вполне. А зря. Язык определяет суть явления, а значит, и наше к нему отношение.

Мне не кажется страшным употребление таких слов, как "президент" или "мэр". Они не русские, но суть явления отражают точно. У нас в стране сегодня, действительно, нет ни Главы Государства, ни Градоначальников. А есть всего-навсего и президент, и мэры… Точно так же нет в современной РФ Основного Закона, но есть куцая конституция, в которой о русском народе – ни слова. Так что здесь иностранные, заимствованные слова всего лишь отражают упадок нашей национальной жизни. Но есть и вещи опасные.

Русский государь Василий III, сын Ивана III, отстоявшего независимость России в знаменитом стоянии на Угре, и отец первого русского царя Ивана IV Грозного, говорил: "У русского народа есть три врага: басурманство, латинство и сильные люди своей земли".

Точнее не скажешь. Любой думающий человек понимает, что и сейчас, сотни лет спустя после эпохи правления Василия III (1505-1533 гг.), все названные им враги по-прежнему остаются нашими врагами.

И в сформировавшемся русском языке такие слова как "басурман" (т.е. иноверец, мусульманин), "басурманство" и "латинянин" (папист, католик), "латинство" всегда имели негативный, отрицательный оттенок. И это понятно. Слово, обозначающее врага, всегда звучит негативно.

Позднее, когда часть мусульман на Волге, Кавказе и в Азии была побеждена и присягнула на верность Российской Империи, для их обозначения в русском языке было введено слово "магометане", т.е. последователи Мухаммеда (или, по-русски, Магомета). Но заграничные мусульмане – турки, арабы и др. – по-прежнему оставались для русских басурманами. Не важно, как при этом они именовали себя сами. Это их дело. Но мы говорим и определяем по-русски.

Такое же отрицательное содержание во всей классической русской литературе несет слово "латинянин". Это всегда человек хитрый, коварный, не уважающий Россию и русских, "неправильный" христианин.

Что же произошло со словами – образами врагов в советское и "россиянское" время? То же самое, что и со всей русской национальной жизнью.

Вместо латинян были внедрены "европейцы", "западные христиане". Магометан (равно как и басурман) стали называть мусульманами. Это звуковой перевод с арабского "месльманан". То есть это их, чужое слово, насильно внедренное в русский язык, ничего для нашего уха не значащее, а потому и не несущее сути, не определяющее представителя чужой религии, под знаменем которой русские земли разорялись сотни лет (как минимум с XIV по XX вв.), и под лозунгами которой русских и сейчас уничтожают на Кавказе.

Другая метаморфоза происходила на наших глазах. Во время войны в Афганистане наших врагов в русской прессе вначале именовали душманами. Во многих иранских и тюркских языках "душман" значит – враг, "дост" – друг. Когда врага называют врагом – это понятно и правильно.

Но с приходом в Кремль "демократов" афганских и пакистанских душманов вдруг стали называть "модджахеддинами" или, сокращенно, "моджахедами". Это слово тоже арабское и переводится как "борец за веру".

Потом этим же словом стали называть чеченских бандитов, дудаевых и басаевых. Разница огромная! Получается, что русские солдаты в Афганистане и Чечне воевали не с врагами и бандитами, а с "борцами за веру".

Выводы, я думаю, всем понятны.

Русский язык умышленно калечат, вводя в него много блатных, вульгарных, нецензурных и иностранных (непонятных) слов. Делая наш язык более скудным и примитивным, пытаются сделать такими же и русских людей. Достаточно вспомнить президента РФ с его выражением "мочить в сортире" и вообще крайне скудной, бесцветной чиновничьей речью. Или всем памятного "оратора" Черномырдина и вечно косноязычного Ельцина. Не будем забывать, что это раньше цари и министры, выступая публично, говорили то, что думали и чувствовали. Их образование, а может быть, и кровь, порода, позволяли им мыслить и говорить разумно и складно. Письма и выступления Ивана Грозного – едва ли не лучшие образцы эпистолярного жанра и ораторского искусства того времени. Указы Петра I, писанные им собственноручно, поражают ясностью и точностью мысли. Александр III говорил так емко и образно, что не нужны никакие комментарии. Так было.

Теперь для министров и президентов речи пишут так называемые спичрайтеры (тоже по-английски названные). Для Путина, например, готовит речи некая Джахан Реджеповна Поллыева – туркменка по национальности. Что же удивляться речам президента РФ…

Нам же, русским националистам, стыдно за своей речью и письмами не следить. Недавно в патриотических изданиях я заметил добрую тенденцию: в словах с приставкой "бес" (что такое бесы, мы знаем) букву "с" стали менять, в полном соответствии с русской (а не советско-россиянской) орфографией на букву "з". Получается "безпредельный", "безчестный", "безсодержательный" и т.д. И это хорошо. Давайте оставим "бес-ов" их друзьям – коммунистам, демократам и т.п. И будем говорить и писать по-русски. А значит, вернем в свой обиход такие слова, как "басурман", "латинянин", "инородец", а также "Татария" вместо "Татарстан", "Якутия" вместо "Саха" и др. В этом же ряду стоит слово "жид", значительно более понятное и русское, чем "еврей".

Задача выполнимая. Но осуществить ее в полном объеме – то есть вернуть русским не только язык, но и страну, Россию в целом, мы сможем только одолев третьего врага из списка Великого Князя Василия III, а именно "сильных людей своей земли".

Так что лозунги "России – русский язык" и "России – русскую власть" можно и нужно употреблять одновременно. Тем более, что в современной РФ "сильные люди своей земли" – это во многом уже не русские по происхождению, а потомки тех самых большевиков-революционеров, которые, захватив власть в России, провели начиная с 1918 г. пресловутую "реформу" русского языка. То есть люди, которые смертельно боятся употребления слов "жид", "басурман" и т.п. На воре ведь всегда шапка горит.

Не хватит ли нам терпеть этих "воров" в России?


Борис МЕДЕМ

Кремль ответил
на Кондопогу

Этого ответа русские ждали. Они его получили, но не в свою пользу. Поначалу казалось, что напуганная власть согласна посмотреть правде в глаза и обуздать распоясавшихся инородцев. Президенту Карелии сделали внушение, в Кондопоге поменяли начальников, пообещали сдержать приток нелегалов и – о добрейший Путин! – выделить местным жителям половину мест на рынках. Не много, но хоть что-то… Появилась слабая надежда, что это лишь начало и национальная политика Кремля будет медленно меняться в русскую сторону.

Вскоре, однако, Кремль одумался. Кавказцев в других городах не бьют и не изгоняют, а "демократическая общественность", приводя в пример Кондопогу, все сильнее голосит о т.н. "русском фашизме". Немного поколебавшись, кремлевская администрация сделала выбор, а именно – продолжила свою прежнюю жесткую политику подавления нарастающего русского самосознания. События в Кондопоге велено было считать случайным бытовым происшествием, зачинщиком которого объявили местных русских. С них-то и начали судебное разбирательство. Когда будет суд над арестованными чеченами-убийцами, никто пока не говорит.

Дальше – больше. 9 декабря Путин призвал лидеров партий "совместно бороться с экстремизмом", а два дня спустя, на другом совещании, предложил "подумать над ужесточением наказания за экстремизм", под которым, естественно, подразумевается только русский национализм, то бишь защита нашего народа. Все идет к тому, что т.н. экстремизм приравняют к тяжкому уголовному преступлению и обвиняемым в нем меньше десяти лет давать не будут. Так советская власть в 1920-1930-е карала за антисемитизм, зато диссидентов (в основном евреев), своих политических врагов, наказывала гораздо мягче. И тем не менее весь западный мир месяцами возмущался "отвратительной жестокостью" тоталитарного строя.

Русских националистов никто на "прогрессивном" Западе защищать, разумеется, не станет. Напротив, со всех сторон раздадутся похвалы и аплодисменты, что Кремль наконец-то взялся искоренять "русский фашизм", эту страшнейшую угрозу для всего цивилизованного человечества. Как в 1993 году был одобрен расстрел парламента, так и на сей раз Запад – и вкупе с ним мировое еврейство – проявят столь же бессердечное единодушие. Но для начала русского погрома нужен повод, т. е. продуманная провокация. "Покушение" на Чубайса им не стало, поскольку сляпано было слишком топорно. Кого кагал решит принести в настоящую жертву, чтобы приступить к задуманной "зачистке"?

Всем попыткам задушить распространение русского национализма сильно мешает технический прогресс, ибо благодаря интернету нужная информация доходит до самых глухих окраин и множества людей. Читают теперь не листовки и газеты, а интернет-сайты, в том числе в далеком Барнауле и Хабаровске. Пока ограничить такую свободу сионистам не удается. Репрессиями тут ничего не сделаешь.

Значит, репрессии будут применять против организаций и их лидеров. И не против "умеренных патриотов" – их полезность власть признала – а против неподконтрольных национал-радикалов, призывающих к активной борьбе. Их будут вербовать, ссорить, шельмовать, прессовать, судить. Несуществующая угроза "русского фашизма" будет постоянно нагнетаться и будут создаваться разного рода молодежные т.н. антифашистские организации, которые за мзду и привилегии станут боевыми дружинами режима. Возглавят их в основном карьеристы из полукровок, как это имеет место с "Нашими" под руководством Якименко. Им своих соплеменников защищать надо. Бейтаровцев в таком деле не хватит.

Итак, русский народ снова вызван на бой жидами, либеральной интеллигенцией и прозападной властью. Сил у них много, но нет главного – правды человеческой и Божьей. Нет возмущенного духа попранной справедливости, униженной народной души и христианской совести. На покаяние и примирение нынешние властители не способны, а это означает, что схватка между ними и русскими националистами будет длиться долго и будет ожесточенной.